Вы здесь

Алкоголик или будет счастливым или будет пить.

Привет, я Сергей – алкоголик, мне 58 лет, из них 30 лет я пропил. Пить я начал в 15 лет.  15 лет выбрасываем, и  остаётся 13 лет трезвости. Я алкоголиком стал очень давно, собственно говоря,  наверное, я им родился. Мне не очень  хочется рассказывать о том, как я куролесил, куролесил  я нормально.  Побывал во всех вытрезвителях  Нижнего Новгорода, куда забирали пьяных. Такие вытрезвители как на ул. Янки Купалы и на Угольном я посещал с регулярностью 1 раз в месяц. Был у меня там нелюбимый милиционер, которого я даже поклялся убить.  У меня не было запоев как таковых.  Я пил просто каждый день. Вне запоя я мог выпить бутылку водки, а в запое 6 бутылок.  Иногда в запое  я умудрялся доходить до дома и ложиться спать, а  так, я где падал,  там и спал,  иногда ночевал  в подъезде.  Один раз я уснул в 75 автобусе, который ходил в аэропорт, а потом ночевал в обезьяннике. Всё это дерьмо я прошёл.

В книжке есть, такая фраза - люди пьют, потому что им нравится эффект, вызываемый алкоголем. Возможно, первые 10 лет у меня и был такой эффект, мир вокруг меня менялся,  я всех любил и не был агрессивным, если меня не били,  если меня задевали, я становился агрессивным. Я любил всех, мне просто было хорошо, но это довольно быстро закончилось. И тот бес, который сидит внутри меня, а  я уже имею некоторый опыт общения с ним,  он меня обманывал всегда и очень много мне сулил. Он сулит всегда много, а когда ты начинаешь вестись на его посылы, то он тебя разводит. Довольно быстро всё прошло и этот эффект, который нравился, и начались потери.

 После школы я пошел на автомобильный завод, а через полгода я уже прогулял просто не вышел на работу. Мастер сказал, закусывай больше, и первый раз мне как-то сошло всё с рук.

В армии я дважды сидел на гауптвахте, но меня надолго не сажали, т.к. я был токарем, и меня это спасало. Пил там массандру,  которая сливалась с самолетов.

Когда учился в институте, тоже пил, и вообще не понимаю, как я его вообще закончил. Потом я женился, у меня здоровья было тогда вагон.

Какое-то время мне удавалось совмещать нормальную жизнь с употреблением.  Иногда я прекращал, довольно долго меня тошнило.

 В девяностые годы, когда началась вся эта буза в стране,  я пытался работать брокером на бирже,  ещё где-то, я попал в эту струю, торговал какими-то банками кофе, ходил по магазинам. Я понимал тогда, что это все не моё,  ну вот настолько не моё и всё. И вот это разочарование  собой, нехватка денег, неумение их заработать,  приводили к тому, что я пытался от всего этого уйти.

В период с  91 по 95 я пошёл в такой разнос,  там вещи были страшные,  вплоть до криминала.  Был момент,  когда мы не смогли найти денег со своим соупотребителем, и у меня возникла мысль что надо сейчас пойти и отнять у кого-то деньги прямо на улице.  Меня даже это поразило тогда. Я конечно большой и толстый, и сейчас могу у кого-то деньги отнять, но тогда я действительно решил пойти и отнять деньги,  мне было 37 или 35 не помню точно.  Я очень удивился, подумав, что же со мной происходит.

 Как говорят,  сначала зависимость прогрессирует, потом она почти не развивается, а потом она достигает таких размеров, что человек попадает сюда или кончает белочкой.  Вот у меня начался такой период. Раньше я если не попадал в вытрезвитель, то старался приехать домой, каким бы пьяным  не был,  а потом мне всё стало по фиг. Мне стала по фиг семья,  я положил на работу, тут ещё судебное дело, в том институте, в котором я был главным инженером проекта, это была  достаточно высокая должность,  и мне пришлось оттуда уволиться.  Мне казалось, что я спиваюсь из-за работы, и я еще находился под следствием.

Были в моей жизни работы,  когда я делал какие-то офисы и таскал какие-то пакеты и трезвый вообще практически не был. Поэтому практически ничего и не помню про то время.  Мне вообще мало понятно, как я всем этим вообще занимался.

Так я докатился до 95 года. Однажды, для меня это было  как снег на голову,  жена мне сказала: или  ты что-то с этим делаешь, идёшь лечить алкоголизм, или давай разводиться……………………… Мне хотелось ее убить тогда,. Я ей сказал  как так ты вообще так можешь.  Ты просто предатель.

Мне пришлось позвонить доктору.  Доктор сказал, давай мы тебя закодируем, и дал указание не пить две недели.  Я промолчал, а сам про себя подумал -  дурак что ли, если бы я мог 2 недели не пить, я бы тебе и звонить даже не стал.  В общем, я уехал в деревню и проторчал в ней две недели, там была иконка, которую не украли, очень старинная. Я возле этой иконы провёл две недели, в общем, промучился все две недели.

Как мне понравилась кодирование вы просто не представляете. Меня посадили, со мной говорили. Мне сказали, как у меня язык откажет,  как я буду мочиться прямо в штаны,  потом завели в полутемную комнату, где играла  релаксирующая музыка,  расслабляться.  Мне так понравилось. Потом мне надавили на глаза, прыснули чего-то в рот и сказали, идите, удачи вам.  Я вышел,  мне жена подарила зелёные штаны, спортивный костюм, в общем, все понравилось, а  самое интересное то, что мне этих двух недель стало так жаль,  я понимал с самого начала, что всё это туфта, что это просто хрень. Я даже не знаю, как это назвать - абсурд.  Но, тем не менее, я остался трезвым,  меня закодировали, и я не пил 5 лет. В 2000 году  старшему сыну отмечали 18 лет, и я не пил.

В девяносто восьмом меня выгнали из дома,  ты мне и пьяный не нужен и трезвый не нужен. Потом,  когда жене девятку делал,  она сказала, если бы ты не ушел,  я бы тебя убила. Видимо я таким дерьмом стал, что ей было со мной просто невыносимо.  У нас тогда все проблемы крутились вокруг денег.  А мне всё время казалось . что она жадная, и я всегда высказывался на эту тему,  короче меня выгнали,  но я не запил .

Одержимость во мне не работает так,  как это принято думать про алкоголика. Она работает несколько иначе. Одержимость ко мне приходит совершенно неожиданно, вот как пишут в книге налить в виски молоко, это далеко не абсурд, потому что именно на этом, на таких вещах я попадаюсь, на каких-то дешёвых аргументах я решаю что мне пора начинать пить. Шайтан ночной там не париться он даёт мне любую наводку, и я иду как ишак.  Я должен сказать, что  запить я могу не тогда, когда всем кажется что я должен запить, а  когда больше всего вам этого будет не нужно.

 В 2000 у меня появились отношения без обязательств, и я начал позволять себе шампанского выпить, вина сухого, это с полгода где-то длилось. Я  ходил на группы говорил, что трезвый.  Ну, как-то вот так это тянулось, но понятно,  что тянутся это долго не могло.  А потом у меня была работа, связанная  с командировками. Одним словом, я себе открыл ворота в употребление.

Об этом употреблении следует рассказать.  Оно, это употребление на этот раз, было чёрно-белым, без цветов. Я пил, терял сознание приходил в себя снова пил.  Я осознавал, что со мной происходит.  Я думал, что  съезжу в деревню, помолюсь, (икону, кстати, уже украли на тот момент) восстановлюсь,  но ничего не получалось. Я сложил лапки, наступил момент, когда я уже даже не пытался пить бросить, просто пил и пил. И вдруг, наступает момент, когда ко мне приходит Бог. Перед этим, меня  хотели ещё зашить. Приятель повез меня в клинику,  мне разрезали задницу,  и что-то в нее засыпали, я не помню. Я лежал и думал Сергей, что ты здесь делаешь.

 В общем, одним словом,  вернулся я в анонимные с одним вопросом, что это было?.  Я пришёл в АА и сделал первый шаг,  наверное, сделал 2 3.  А может и нет, может это всё ещё была первая половина первого шага.

На самом деле, тот, кто  делает первый шаг по-настоящему, без всяких задних мыслей,  как написано, у того остановиться уже не получится, потому, что мы признаем свое бессилие перед этой жизнью. Перед алкоголем легко признавать потому, что он тебя всё время бьёт мордой об стол. Или когда ты лежишь  на этих мокрых простынях,  где облеванный пол и эти фельдшерицы,  менты оборзевшие, там легко признавать бессилие перед алкоголем. Потому что ты там никто и звать тебя никак. А вот признать бессилие перед своей собственной жизнью,  когда ты  никто в этой жизни никто вообще.  Я открывал двери Сбербанка и чувствовал, что потолок на меня давит, и все говорят, посмотри на этого, чмошника,  пошел вон отсюда. Я бы точно ушел. Потому, что эта жизнь прошла, сделав меня никем.

Я ездил много по командировкам был в своей колее и благодарен всем людям,  с которыми я тогда работал.

Особенно я благодарен группе.  Для меня группа это храм.  Может вам так и не кажется. Если меня  Бог спросил бы, что же ты в храм не ходишь,  я бы ответил,  что хожу в храм к анонимным алкоголикам. Я всегда и всем говорю это мой храм. Поэтому, я нисколько не сомневаюсь, что Бог здесь есть.

Вылечить алкоголизм на сто процентов нельзя, так как это хроническое заболевание и требует регулярной, ежедневной профилактики, как например диабет. Даже когда я бросил пить и включился счетчик трезвости, я поражался над тем, как моя жена (вторая, она тоже алкоголик) это делает, регулярно трудится над своей трезвостью, развивается. Света, я тебя люблю дорогая. Когда наступил момент, и она пошла по шагам,  я вдруг понял, что могу ее потерять, это стало заметно, я опять начал отставать.  Меня уже выгоняли из дома и я знаю, что такое быть чмошником,  и этот страх во мне живет до сих пор.

 Для меня самый мистический шаг это 1. Я не понимаю, как алкоголики приходят сюда и принимают решение бросить пить? Я просто этого не понимаю, потому, что я никогда сам решение бросить пить не принимал, я не думал лечится от алкоголизма. За меня это сделал Бог, подведя меня к состоянию полного обыдления.  Я помню свой последний запой, когда  я ушел к маме, она мне купила бутылку вина, я только из-за этого к ней ушел. Для меня первый шаг это самый, самый. Я понимаю, как люди делают первую его половину, а как вторую……..нет,  мне с большим трудом удалось признать свое бессилие.

Я помню, как подходил на малую группу к Ване Муромскому, и прикалывался. И спрашивал его о том, что  раз мы потеряли контроль над собой, то значит, мы выпили и пошли куролесить. Только потом мне сказали, что наши жизни стали неуправляемы, а это несколько меняет дело,  и тут я задумался, на самом деле задумался,  если я бессилен  в этой жизни, чего делать-то. Мне все говорят, что нужна какая-то Сила, но она у меня была,  она у меня всегда была.  Конечно, когда я пил, то был не с Богом. Впоследствии, Ваня стал моим наставником по программе.

 А потом всплыл один нюанс, что я боюсь этого Бога,  что он посадит меня на сковородку  и будет жарить как блины,  а мне этого не хотелось. В общем, я долго тянул со вторым шагом, пока не прочитал книжку, в которой было написано – Серёга, Бог от тебя ничего не хочет, ты ему дать ничего не можешь, что ты ему можешь дать такого, чего у него нет. Бог это совершенство Абсолют. Ты часть Бога, как  часть что-то может дать целому,  когда я это понял, то пошел дальше.

Очень долго я не делал  одиннадцатый шаг, потому, что не понимал про что он.  Это весь шаг про Бога и программа вся про Бога.

4,5,9 шаги конечно тоже и  Бог меня награждал за то, что я набирался мужества и  делал,  что-то такое чего я раньше не делал. Если бы мне раньше сказали пойти и просить прощения у своего начальника, я бы сказал:  да не так уж я его и подвел, да еще и добра больше ему сделал,  чем он мне.  А я пошел и записался на прием,  сам не знаю, как я это сделал?  Но я это сделал. Попросил прошения за то, что наносил ущерб и готов его возмещать. Это благодаря программе.

Вообще смысл программы прост – это когда ты счастлив, не надо никаких сложностей придумывать - алкоголик или будет счастливым или будет пить. Объяснить это просто:

Я сажусь в автобус еду на работу, накануне я поел сладкого и мне плохо, а ехать целый  час, конечно же, хочется сесть.  Поэтому я пытаюсь занять такое место, что бы, когда начнут выходить люди, я успел сесть. Я начинаю следить за женщинами, которые обычно перед выходом начинают перебирать свои сумки. Пытаюсь угадать, а у меня ничего не выходит, я начинаю раздражаться, ведь на самом деле мне плохо. И таким образом, мне становится еще хуже. А если я захожу в автобус и начинаю действовать по другому, новому сценарию, я благодарю Бога, за то, что мне просто удалось зайти, и уже через две остановки освобождается место, и я сажусь. Мне зациклиться на чем-то очень легко. Я до сих пор, а прошло уже 13 лет, испытываю дискомфорт, когда нахожусь дома один после обеда, потому что, когда я пил, то просыпался с похмелья как раз после обеда и у меня начинался гон. Поэтому мне Бог совершенно необходим, мне без него просто никуда.  Я также хочу сказать огромное спасибо тем, кто обращался ко мне за помощью. Не знаю, насколько я был им полезен - это им судить, но совершенно точно говорю, я сегодня жив благодаря им. Спасибо, я трезвый сегодн